?

Log in

No account? Create an account

Сообщество взрослых усыновленных

Previous Entry Поделиться Next Entry
Катерина Гордеева: «Любовь к приемным детям – это не паралич сердца, а действие»
2017_05
gelievna wrote in usynovlen

1 ч · 
"Это же страшно важный вопрос: любовь – это что? Любовь – это как? И как быть, если ее нет? Это я не такой, это ребенок – неправильный? Мы долго и подробно говорили об этом во время интервью, на съемках. И после съемок. А иногда и – вместо. И знаете что? Мы же взрослые люди и мы немного больше умещаем в слово любовь, чем подростки. Любовь, в особенности родительская, та, что внутри семьи — это все же не только и не столько паралич сердца, это действие. Это гораздо сложнее. Это не быстро и не так эффектно, наверное. Но это чувство и глубже, и серьезнее, и основательнее."
Фонд «Измени одну жизнь» и Катерина Гордеева, журналист, общественный деятель, многодетная и приемная мама выпустили новую серию фильмов о приемном родительстве. Catherina Gordeeva рассказала корреспонденту фонда о том, какие темы она поднимает в новых документальных лентах вместе с героями картин: экспертами, приемными родителями и их детьми:

 Из интервью с Catherina Gordeeva о новых сериях фильма:


... — Немало приемных родителей, особенно те, которые берут в семью маленьких детей, стараются сохранить тайну усыновления. Считают, что кровная мать, бросившая своего ребенка, недостойна того, чтобы он знал о ее существовании. Насколько важно для ребенка знать, что он — приемный, а не кровный?

— Это другая крайность, которую мы тоже обсуждаем в одном из фильмов нашего сериала, — отношение к кровной матери. В русском языке нет одного слова, которым можно назвать маму, родившую ребенка, но не оставшуюся с ним, а точнее – его оставившую. Есть очень странное словосочетание – «биологическая мама». Оно напоминает какого-то животного, а не человека. Название «биомама», на мой взгляд, позорное и жестокое.

В сообществе приемных родителей отношение к кровной матери, оставившей своего ребенка, чаще однозначное. Она – плохая. Почему так? Почему никто никогда не пытался понять, что же случилось, что привело эту маму к тому, что она отказалась от своего ребенка? Ведь никто, никакая специальная служба не работает с родителями в момент «бросания» детей. Что происходит в этой семье? Кто знает об этом? Кто помогает маме?



Катерина Гордеева: «Любой ребенок имеет право знать своих родителей, а усыновленный ребенок этого права лишен».


 

И можно ли противопоставлять любовь к матери, которая родила, — любви приемной матери? Ведь как бы ребенка не пестовали приемные родители, в какие бы школы-кружки-театры его не водили, какую бы одежду ему не покупали, все равно есть одна-единственная, та самая мама, которая его родила. И так физиологически устроено, что ребенок ее любит. Он не может ее ненавидеть, что бы и кто бы ему о ней не говорил.

А захочет ли приемный ребенок знакомиться со своей кровной матерью? Что будет дальше после этой встречи? Такими вопросами также задается большинство приемных родителей.

Первая сторона этой проблемы — сокрытие правды — стоит иногда отношений, а, случается, что и жизни. Вторая сторона – отсутствие службы, работающей на сохранение семьи, а не на изъятие из нее ребенка и старательное пристраивание к другим родителям. Ведь при передаче ребенка в учреждение или в приемную семью происходит, можно сказать, обнуление ситуации. Ребенка отрывают от его истинных корней, традиций, рода.

— Какими последствиями может обернуться для приемного ребенка тайна усыновления?

— В России и странах постсоветского пространства до сих пор существует страшно охраняемая государством тайна усыновления. При этом считается, что усыновление — это действие, которые происходит в интересах соблюдения прав ребенка. Но тайна-то усыновления всякие права на правду у ребенка отменяет. А значит – она не в его интересах.

Любой ребенок имеет право знать своих родителей, а усыновленный ребенок этого права лишен. Право решить – знать или не знать – за приемными родителями. Это нечестно. И, как минимум, странно. И закон этот долгие годы уже не меняется. Но, слава Богу, меняется общество, появляются усыновители, которые готовы начинать отношения не с нуля – тем более, если ребенку, к примеру, 5 лет, — а учитывая его предыдущую историю и сохраняя эту историю для него.

Одна из серий посвящена двум разным людям, которые выросли в приемных семьях. Алекс Гилберт  вырос в Новой Зеландии, но он знал, что родился в Архангельске. С самого детства приемные родители показывали ему, где на глобусе находится Россия и его родной город. Это Алекс узнал еще до того, как выучил буквы английского алфавита.

А другая героиня — Марина Трубицкая из Владивостока узнала о том, что выросла в приемной семье, только когда ей исполнился… 21 год. И та травма, которую она пережила, узнав об этом, и те комфортные условия, в которых жил, зная о своих истинных корнях русский мальчик, усыновленный новозеландской парой, — это очень наглядная иллюстрация проблемы. В обеих историях случились встречи с родными. Правда, Марина не успела встретить именно свою кровную маму, женщина умерла. Но она познакомилась с тетей, бабушкой, многочисленными родственниками. Алекс нашел и маму, и папу. Это были разные, но очень эмоциональные встречи. И очень важные для всех героев.

После этого для обоих приемных детей какие-то вещи, ранее непонятные, встали на свои места, и этим людям стало проще жить, теперь им есть, куда опереться. А ведь раньше они словно висели в воздухе.

— Очень часто приемные родители задаются подобным вопросом: «Я люблю этого ребенка, воспитываю, одеваю, кормлю… А где-то на свете живет его кровная мать, имеет ли она право на его любовь? А вдруг он будет ее любить больше чем меня, а это не справедливо, ведь она его бросила»?

— Это важный, сложный и деликатный вопрос. Истории, которые мы показываем, доказывают другую вещь. Во-первых, любви не бывает слишком много, одна любовь не может заместить другую. Во-вторых, никто никуда не уходит. А в третьих, никто никому ничего не должен.

Все это очень сложно понять, еще сложнее избавиться от ощущения того, что ребенок должен быть благодарен тебе. Наша героиня из Владивостока, Марина, как раз говорит о том, что, усыновленные дети находится под страшным гнетом. Общество от них требует заведомо какой-то благодарности, все уверены, что их осчастливили…

На самом деле, это — телега впереди лошади. Случилась у человека трагедия, в которой отчасти всегда виновато общество, и не всегда надо поступать так, как поступают с этими детьми, забирая их из родной семьи. Не всегда нужно вести их в детский дом и калечить им жизнь. Точнее, нельзя отправлять их в детдом, надо работать на сохранение существующей семьи, а не думать, что появится какая-то другая семья, и сразу все проблемы ребенка решатся.
...

</span>

Пост о съемках со мной для этого фильма во Владивостоке в ноябре:

Будущий фильм о тайне усыновления и поиске усыновленными

https://usynovlen.livejournal.com/110519.html