?

Log in

No account? Create an account

Сообщество взрослых усыновленных

Previous Entry Поделиться Next Entry
Кровные родители - убийцы и насильники
2017_05
gelievna wrote in usynovlen

Зачата при изнасиловании

Я всегда знала, что меня удочерили. Моя мать сказала мне, что я была избрана, и я должна чувствовать себя особенной. Высокая блондинка росла с низкими брюнетами-родителями, еврейского происхождения. Я всегда чувствовала себя неловко.

Когда мне исполнилось девять лет, я начала думать о своих биологических родителях. Был ли мой отец атлетически сложен, как я? У меня голубые глаза как у моей матери? Я смотрела на людей на улице и фантазировала, что они были моими родителями.

Мне было 12, когда я сказала моим приемным родителям, что хочу узнать мою биологическую мать. Надо мной издевались в школе, потому что я не походила на других девочек, и я чувствовала себя потерянной и несчастной. Я думала, если бы я могла узнать, откуда я родом, я бы чувствовала себя увереннее.

Родители меня поддержали, и дали мне имя адвоката, который помог им меня удочерить. Но он сказал мне, что мне должно быть 18. Я перезвонила ему в день моего 18-летия. Я узнала, что моя мать была белой, с немецкими, ирландскими и английскими корнями. Ей было 31, когда она меня зачала. У меня были брат и сестра, которым было 11 и 13, когда я родилась. В разделе "Отец" было просто сказано: «Белый, крепкого телосложения». Я была смущена. Мой отец, очевидно, не был ее мужем, как я предполагала. Я читала файл снова и снова, анализируя каждое слово. "Это звучит как описание из полиции", я сказала приемной маме. Потом ужасная мысль пришла мне в голову. А вдруг моя мать была изнасилована? Чем больше я изучала файл, тем больше я в этом убеждалась. Я позвонила сотруднику, который вел мое дело.

"Моя мама была изнасилована?" - спросила я прямо, чтобы застать ее врасплох.

"Да", ответила она. Подтверждение было ужасно. Неудивительно, что моя мать отдала меня на удочерение. Я была невыносимым напоминанием об изнасиловании. Мои приемные родители пытались убедить меня, что я любима, но моя уверенность была разрушена.

Я вспомнила книгу по психологии, где было сказано, что отклоняющееся поведение наследуется генетически. Я была обеспокоена тем, что зло было заложено в моих генах, и что люди могут заметить, что так или иначе, я была зачата в результате насилия. Если у меня родится сын, будет ли он также насильником?

Крошечная часть меня цеплялась за надежду, что файл был ошибкой, что моя биологическая мать солгала об изнасиловании, потому что она изменила своему мужу. Я должна была знать наверняка, поэтому я написала в суд с просьбой связаться с ней от моего имени. Через несколько недель я узнала, что она хотела поговорить со мной.

Мне отправили мой полный файл об удочерении, откуда я узнала, что при рождении меня назвали Джуди Энн Чудо. Моя биологическая мать с тех пор вышла замуж во второй раз, но файл также содержал данные о ее новой фамилии, адрес и номер телефона. Она жила всего в 20 минутах езды от меня. Нервно дрожа, я позвонила по номеру, и она взяла трубку. "Я ждала твоего звонка", сказала она мне. Она сказала, что никогда не забывала обо мне, и отмечала мой день рождения каждый год.

"Я сожалею, что ты уже знаешь об изнасиловании", сказала она, и глубокая печаль наполнила меня. Значит, это правда, и хуже, чем я себе представляла. Она была на пути в продуктовый магазин, когда человек появился перед ней в нетрезвом состоянии. Он вытащил нож, заставил ее отойти в поле и изнасиловал ее. Хоть он так и не был арестован, полиция уверена, что нападающий был серийным насильником, который позже был заключен в тюрьму за убийство.

Когда она обнаружила, что беременна, она пошла к консультанту, который посоветовал ей прервать беременность. Она обратилась в две нелегальные клиники, но позже передумала, так как беспокоилась о безопасности процедуры. Если бы аборты были разрешены в штате Мичиган в 1969 году, она призналась, что пошла бы на это. Мы говорили в течение двух часов. В конце разговора она сказала мне, что всегда любила меня. "Ты была прекрасной", она успокоила меня.

Когда я встретилась с ней несколько месяцев спустя, она показала мне место, где она была изнасилована. Она уже смирилась с этим фактом - прошло 20 лет, - но это было еще свежо для меня, и очень меня расстроило.

Когда мне было 27, я познакомилась со своим мужем Бобом, и со временем он помог мне понять, что преступления моего отца не имели ничего общего со мной. Рождение моих детей тоже помогло. Теперь я понимаю, что зачатие от изнасилования не характеризует меня. Человека определяют не гены, а то, как он проживет свою жизнь!

Перевод с английского - Камила Бруди
Источник перевода: http://www.noabort.net/ 
Первоисточник: http://www.guardian.co.uk/


Поиск биологических родителей привел к... серийному убийце


 Убийца Чарлз Мэнсон на фото 1968 года.   Усыновленный Мэтью Робертс.
 
Как многие усыновленные дети, Мэтью Робертс приступил к поиску биологических родителей со смесью нервозности и волнения. 
В частности он надеялся, что обнаружение личности его отца поможет ему разобраться, что сделало его таким человеком, которым он стал.

Но ничто не подготовило его к открытию, что его отец  был... серийным убийцой Чарлзом Мэнсоном. За пятинедельный период летом 1969-го Мэнсон и секта совершили ряд из девяти ужасных убийств. Среди жертв была беременная актриса Шэрон Тэйт, жена режиссера Романа Полански. 
41-летний Мэтью, имеющий большое  сходство с  отцом впал в депрессию после обнаружения связи с этим человеком.
Он установил связь с отцом в тюрьме, и Мэнсон ответил ему рядом писем, подписывая их свастикой, которая также вытатуирована у него на лбу. 
Мэтью, выросший в приемной семье, говорит о своем ужасе от факта, что он сын монстра.
"Я не хотел в это верить. Я был испуган и зол, как будто бы я узнал, что моим отцом был Гитлер."
"Я мирный человек с лицом чудовища".

Мэтью вырос в небольшом городке штата Иллинойс и до 10-ти лет не знал, что он усыновлен, пока ему не сказала об этом сестра. Он любил своих приемных родителей, но всегда знал, что он отличается от них. "Мои приёмные родители чудесные люди родом из 50-х - тихие, консервативные, во мне ничего этого не было. А мои биологические родители были продуктом 60-х и я больше получил этих особенностей. ", - говорит Мэтью.

12 лет назад Робертс решил отыскать своих биологических родственников. Приемный отец пытался помешать ему, говоря, что ничего хорошего из этого не выйдет.  Служба социальной помощи помогла найти Мэтью его мать Терри, которая в настоящее время проживает в Висконсине. Мэтью вступил с ней в переписку, и женщина подтвердила, что действительно в 1968 году, сразу после родов, отдала сына на усыновление, дав ему имя Лоуренс Александр.
Мозаика его жизни начинала складываться, но это все еще не хватало решающей части — его отца.
Имя отца ребенка Терри долгое время раскрывать отказывалась, но после того, как Мэтью спросил ее о подробностях в ряду писем, она в конечном счете рассказала ужасную правду.
В  1967 году Терри был одной из многих, кто был пронзен очарованием Мэнсона.   Ее отец попытался выгнать его, называя его “бандитом-байкером, белым отребьем”, но очарованная гипнотической привлекательностью Мэнсона, Терри поехала путешествовать с ним и его друзьями. Поездка закончилась плохо: во время одной из оргий одурманенной наркотиками секты Чарльз Мэнсон изнасиловал девушку. После этого она вернулась домой, а в марте 1968-го родился Мэтью.

Терри всегда полагала, что Мэнсон был отцом ребенка, которого она отдала на усыновление. И после того, как она увидела фотографию  Мэтью, подтвердился  ее худший кошмар.  Она сказала Мэтью - "Ты выглядишь, как он"

Как и его отец, Мэтью пишет песни и стихи.  Он беспокоится, что мог унаследовать шизофрению отца.
"Когда я сержусь, мои глаза становятся действительно большими, и это пугало некоторых людей. 
Я попытался немного снизить это. Мне не нравится производить такой эффект на людей. 
Мне даже не нравится факт, что я крупный. Это делает меня еще более страшным. Мой герой - Ганди. Я - чрезвычайно ненасильственный, мирный человек и вегетарианец. Я даже жуков не убиваю.
У меня были длинные волосы всю мою жизнь. Я бы мог их убрать, но я не могу позволить миру и чужим страхам изменять меня.”

После обнаружения правды Мэтью потребовались пять лет, чтобы набраться храбрости и написать отцу в тюрьму штата Коркорэн в Калифорнии.

Мэнсон сразу  ответил и с тех пор послал десяток писем и открыток.  Мэнсон называет сына Лоуренс Александром.

Мэтью говорит, что  "Он посылает мне странные письма и всегда подписывается свастикой.  Сначала я был ошеломлен и подавлен. Не мог говорить весь день и забыл, что нужно есть. "
В письмах говорились сумасшедшие вещи, но Мэнсон подтвердил, что он мог быть его отцом.
В одном из своих писем Мэнсон написал "Правда это правда. Правда ранит."
В другом примечании Мэнсон говорил о встрече матери Мэтью. Он написал: “Я помню ее. Мы возвращались в Лос-Анжелес на дешевом поезде.”

И Мэнсон, который рос без человека, подходящего на роль отца, даже сравнил свое детство с детством  Мэтью. “Ты получил такого же  отца, как и я получил. Бродяга просто уехал на полуночном поезде и умер, потерявшись в море.”

Два года назад Мэнсон прислал сыну номер тюремного телефона. Но Мэтью не готов общаться с отцом таким образом, говоря, что не может преодолеть внутренний барьер.
"Вы думаете, что встретите свою биологическую мать или отца, и они будут любить вас и встретят с распростертыми объятьями. Но он не такой человек."
Несмотря на злые действия Мэнсона, Мэтью признается, что теперь борется со сложными эмоциями по отношению к своему биологическому отцу.
Он говорит: “Если бы я действительно говорил с Чарли по телефону, то я сказал бы, ‘Я действительно понимаю,  что значит быть вами, больше, чем кто-либо мог представить на таком количестве уровней."

"Он мой биологический отец - ничего не могу поделать, но есть какая-то эмоциональная связь. Это тяжелее всего - чувствовать любовь к монстру, который изнасиловал мою мать."
"Я не хочу любить его, но и не хочу ненавидеть".

Публикация в The Sun с фотографиями и письмами: http://www.thesun.co.uk/
'It's like finding out Hitler is your dad'
http://www.pravda.ru/
http://newsru.co.il


  • 1
Сегодня опять встретила в поликлинике женщину, мать одноклассника моего брата.
Этот одноклассник был немного странным, иногда говорят : недоделанный, вот что-то подобное. Он не был агрессивен, несколько недалёкий, дружелюбный, не особо симпатичный...
Однажды моя мама рассказала мне, что его мать была изнасилована своим родным братом, тот был сильно пьян, ему требовалась срочно женщина и ему было всё равно, какой будет эта женщина.
Женщина всегда выглядела забитой какой-то, весьма недалёкой (сын, пожалуй, поумнее получился), школу закончила с трудом, замуж не выходила. да и мужчин более рядом с нею не наблюдалось. Брат ее пил, в опьянении бывал буйным, доставалось близким, в том числе родителям, сестре вот тоже перепало, но сын получился совсем иным.
К сожалению, одноклассник брата утонул двадцати с небольшим лет, как-то глупо и незаметно пропал, его долго искали, нашли весной. Мне всегда его было жалко.
А мама его жива, живёт, но стала еще более незаметной. Отец его тоже умер, давно, по пьянке, в воспитании ребенка участия не принимал, жили рядом.
Так что зачатие в результате изнасилования совсем не приговор.

Ну я тоже думаю, что все не приговор, хотя это печально и ранит конечно.


Конечно, ранит. Да и мало приятного иметь такого родителя вообще.

Ну, приходится разбираться с тем, что (кто) есть.

Ну, да, разве что у усыновленного еще может быть шанс, что отцом был принц)

Большое спасибо за пост!

К сожалению, немало людей, к которым такое имеет отношение.

Из книги "Как рассказать правду усыновленному или приемному ребенку.":

Рассказать ребенку об обстоятельствах его рождения, если оно было
сопряжено с изнасилованием или кровосмешением, нелегкая задача. Иметь ребенка, которого вы любите всем сердцем, который беззаботно засыпает под теплым одеяльцем после того, как вы поцеловали его на ночь, и знать, что его жизнь началась с ужасного события и что вы должны рассказать ему об этом, став причиной утраты по вашей воле его невинного неведения, – такого действительно не пожелаешь никому…

Dr.Vera Fahlberg, известный специалист в этой сфере, полагает, что информация должна предоставляться ребенку постепенно. «Было бы В КОРНЕ НЕВЕРНО ждать, пока ребенку исполнится 18 лет и он будет готов начать самостоятельную жизнь, чтобы рассказать об этом», – утверждает она. «По мере того, как усыновленные дети приближаются к моменту расставания с семьей, их часто начинает с новой силой мучить
боль отвержения. Важно, чтобы информация об их происхождении не ассоциировалась у них – в очередной раз – с опытом расставания и потери родителей (хотя на этот раз расставание является естественным
этапом нормального развития)».

Fahlberg также считает, что прежде чем рассказать ребенку эти «страшные вещи», усыновители должны заранее обсудить их друг с другом или с другим пользующимся их доверием взрослым человеком, чтобы принять факты и найти в себе силы говорить о них с видимым спокойствием.

Всякий раз, когда перед усыновителями встает необходимость обсудить тяжелые вещи, желательно, чтобы они имели возможность «отрепетировать» разговор до того, как он состоится. Записав свой рассказ на магнитофон и затем прослушав запись, усыновители смогут услышать то, что услышит их ребенок. Во многих случаях это помогает им найти более уместные фразы. Усыновители должны отдавать себе отчет в том, что они являются лишь временными «хранителями» истории ребенка, но в конечном итоге эта история принадлежит ему».

Как рассказывать об изнасиловании

Раннее детство: согласно Fahlberg, сначала нужно сделать так, чтобы биологический отец ребенка был упомянут в его Книге жизни (о том, как создать Книгу жизни, рассказывается в главе 9). В случае
изнасилования, в первое время в Книге жизни достаточно упоминания о том, что информация о биологическом отце отсутствует. Как отмечает Fahlberg, если ребенок не знает своего отца, то в большинстве случаев он не ощущает какой-либо связи с ним до тех пор, пока ему не исполнится 8–10 лет. Именно в этом возрасте у ребенка появляется ощущение генетической связи и желание больше узнать о биологическом отце.

Sue Pelleg, психолог из Огайо, специализирующаяся на работе с усыновленными детьми, говорит, что со временем усыновители могут несколько расширить объяснение. Пример: «Твоя мать не слишком хорошо знала (или совсем не знала) твоего отца. Отношения между ними нельзя назвать счастливыми. Твоя мать попала в ситуацию, в которой ей угрожала опасность, но из этого получилось что-то хорошее – на свет появился ты».
Средний школьный возраст и далее: Severson отмечает, что «как только ваш ребенок спросит или узнает – и только ваша любовь и ваш инстинкт подскажут вам, когда это произойдет – что в его зачатии принимали участие два человека, ему нужно сказать, что его биологическая мать и биологический отец не были влюблены друг в друга и, возможно, даже были не слишком хорошо знакомы, и что они
не «занимались любовью», а, скорее, занимались сексом», хотя мать этого и не хотела.

Два наиболее часто задаваемых вопроса:

1.
Должны ли мы говорить ребенку всё, что нам известно об обстоятельствах его зачатия? Severson говорит по этому поводу: «Нет, точно так же как вы не станете объяснять любому другому ребенку, как, собственно, он был зачат».
2.
Когда лучше впервые упомянуть слово «изнасилование»? Severson полагает, что усыновители не должны «использовать само слово до тех пор, пока не будут уверены, что ребенок понимает его значение», что обычно происходит к моменту вступления ребенка в поздний латентный период развития.
При этом Severson предупреждает, что в попытке отсрочить момент причинения ребенку боли усыновители могут опоздать: «правильный» момент так и не наступит, и ребенок узнает правду из другого источника.
Когда это происходит, ребенок лишается поддержки усыновителей в осознании горькой правды, но что еще хуже, «на карте его миросознания появляется новая реальность. Мать и отец не заслуживают его полного
доверия».


Как рассказывать о кровосмешении

Раннее детство: согласно Fahlberg, как и в случае с изнасилованием, биологический отец ребенка должен впервые упоминаться в его Книге жизни. Первоначально достаточно упомянуть лишь то факт, что биологический отец был членом семьи биологической матери. Другая возможность заключается в том, чтобы физическая и этническая история биологического отца в том виде, в котором она изложена в Книге жизни, вела к логическому допущению о том, что он и биологическая мать ребенка были членами одной и той же семьи. При составлении Книги жизни важно помнить, что на первых этапах в нее надо включать информацию, которая соответствует действительности, но изложена в простой форме, чтобы ее можно было расширять по мере взросления ребенка. Сформулировать факты можно таким образом, чтобы впоследствии ребенку было легче формулировать возникающие у него вопросы.

Средний школьный возраст и далее: согласно Dr. Severson, выбор правильного момента для сообщения ребенку о том, что он появился на свет в результате кровосмешения, определяется теми же принципами, что и в случае изнасилования. Усыновители могут начать с заявления о том, что биологические родители ребенка росли в семье, члены которой не умели выражать свою любовь надлежащим образом.
«Они не знали, как и кому показывать свою любовь. Из-за этого непонимания ты и появился на свет».

О чем важно помнить, разговаривая с детьми старшего возраста и подростками
(по работам Dr. Fahlberg)


Поздний латентный возраст и ранний подростковый возраст можно использовать для того, чтобы рассказать ребенку о возможных причинах изнасилования и кровосмешения. Для этого можно отвести ребенка на встречу группы взаимопомощи или на собеседование с психологом, специализирующимся на этой теме, либо помочь ему найти нужную информацию в библиотеке или в Интернете. Важно, чтобы ребенок понял: изнасилование является результатом неумения управлять чувством гнева и
желанием контролировать других людей. Кровосмешение – результат серьезной семейной дисфункции. И то и другое может быть связано с иными формами физического насилия, гневом, стремлением к контролю, отсутствием границ и/или неспособностью к близким отношениям с другими взрослыми людьми.

Детей и подростков можно подтолкнуть к тому, чтобы они узнали о жизни и о себе нечто такое, что позволит им нормально
функционировать в семье и в обществе и не повторять ошибки, допущенные их биологическими родителями.

Даже если ребенок пришел в этот мир в результате изнасилования или кровосмешения, он любим своим Создателем. В конце концов, что может родитель сказать ребенку о нем самом? Он может сказать ему правду. Бог создал ребенка по образу своему.
Бог сотворил его в чреве матери. Он, как и любой другой ребенок, прекрасен, и все дни его жизни предначертаны Богом.
http://prosto-deti.org.ua/assets/books/4-simeini_formy/03-skazat_pravdu.pdf

Из той же книги:
"Дженнифер (15 лет) была удочерена вскоре после рождения. У ее усыновителей уже было двое своих детей, причем оба ребенка были старше ее на несколько лет. В процессе усыновления усыновители узнали от социальных работников, что биологическая мать девочки находится на лечении в психиатрической клинике. По ее словам, она забеременела после того, как была изнасилована афроамериканцем, который тоже лечится в той же клинике. Учитывая, что расовое наследие Дженнифер никак не сказалось на ее внешности, усыновители не стали пересказывать ей эту историю. Между тем, их старшие дети подслушали разговор между усыновителями. Кроме того, кое-что они узнали из случайно подслушанного ими разговора между родителями и социальным работником, который работал с семьей. Когда у Дженнифер начались трудности с формированием идентичности, усыновители поинтересовались у семейного терапевта, правильно ли они поступили, скрыв от нее информацию о происхождении. В свое оправдание они сослались на то, что ни сама биологическая мать, ни история, ею рассказанная, не заслуживали доверия. В ходе собеседования с Дженнифер семейный терапевт выяснил, что старшие дети уже давно ей все рассказали. На протяжении многих лет она в одиночку, без какой-либо помощи и поддержки со стороны усыновителей, пыталась «переварить» эту информацию (а, может быть, дезинформацию) о своем расовом/этническом наследии. Поэтому совершенно неудивительно, что по достижении подросткового возраста она переживала мощнейший личностный кризис.

.....
Специалист по поддержке семей усыновителей объяснил Кори, что тот был отдан на усыновление после того, как его мать стала жертвой изнасилования (виновника так и не нашли). К его удивлению, Кори выказал облегчение из-за того, что его мать не была женщиной легкого поведения. Ребенок понимал:, подписывая отказ, мать отвергала не его самого, а обстоятельства, связанные с его зачатием. "

Книгу "Как рассказать правду усыновленному или приемному ребенку." Бетси Кифер и Джейн И. Скулер можно скачать по ссылке:
http://faqconf.narod.ru/when.html

Edited at 2017-11-20 09:40 (UTC)

Чарльз Мэнсон содержался в Тюрьме штата Калифорния в Коркоране. Как раз вчера он умер.

Цитата из давнего обсуждения:

выдержка из текста, как рассказать о матери, занимавшейся проституцией, подростку, например:

"Родитель: «Ты знаешь, твоя мама была очень молода, когда ты родился. Ей было всего шестнадцать. Еще нам известно, что она убежала из дома в четырнадцать лет»
Подросток: «Почему?»
Родитель: «У нее были серьезные семейные проблемы. Ее отчим насиловал ее».
Подросток: «То есть, он занимался с ней сексом?»
Родитель: «Да, и она не знала, как положить этому конец. Поэтому и убежала из дома».
Подросток: «Я бы поступил не так».
Родитель: «А что бы ты сделал?»
Подросток: «Ну, я бы позвонил в полицию или рассказал бы школьному юристу».
Родитель: «По-моему, ты хорошо придумал. А почему это лучше, чем убежать из дома?»
Подросток: «Потому что он был бы наказан. Если я убегу, он начнет делать это с кем-нибудь другим».
Родитель: «А чем побег из дома плох для тебя?»
Подросток: «Ну, если бежать к друзьям или к бабушке, они все расскажут родителям, тогда, возможно, придется вернуться обратно, и все начнется сначала».
Родитель: «А если ты убежишь куда-нибудь далеко, где тебя не найдут?»
Подросток: «Но тогда у меня не будет денег, и мне не на что будет жить».
Родитель: «Как раз это и случилось с твоей мамой. Она уехала в другой город, где никого не знала, у нее не было денег, и она не имела ни малейшего представления, как ей их достать. Ей было только четырнадцать. Никто не собирался брать ее на работу».
Подросток: «И что она сделала?»
Родитель: «Она познакомилась с мужчиной, который обещал позаботиться о ней, если она будет работать на него. Единственной работой, которую он мог ей предложить, была проституция».
Подросток: «Я никогда бы не пошел на это – даже под страхом смерти».
Родитель: «Ты просто очень уважаешь себя. Мне это нравится. Но иногда, когда ты молод и кто-то заставляет тебя заниматься с ним сексом, как это делал с твоей мамой ее отчим, ты привыкаешь, что люди используют тебя для своего удовольствия и начинаешь думать, что это все, на что ты способен».
Подобным же образом можно объяснить и другие тяжелые темы: сексуальные домогательства, изнасилование, инцест, физическое насилие и т.д.
Например, изнасилование может быть представлено усыновителями как акт жестокости. В этом случае им нужно отметить, что биологический отец (насильник) знал, что изнасилование является неприемлемым способом поведения (это подтверждает и тот факт, что он угрожал своей жертве убийством, если она расскажет кому-нибудь о происшедшем), но ему были неизвестны другие способы выражения ярости." (с)
02.08.2005 04:51:46, тина


Edited at 2017-11-23 13:41 (UTC)

Как говорить с приемным ребенком на трудные, болезненные темы

https://pro-mama.ru/article/kak-govorit-s-priemnym-rebenkom-na-trudnye-boleznennye-temy/

  • 1