?

Log in

No account? Create an account

Сообщество взрослых усыновленных

Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
С сайта "Сурганова и оркестр"
2017_05
gelievna wrote in usynovlen
Процитирую из темы picasso:

При знакомстве с творчеством и биографиями российской певицы и музыканта Светланы Сургановой и британской писательницы Дженет Уинтерсон (Jeanette Winterson) неизбежно возникает одна мысль: обе творческие личности «выросли» и явили себя миру на пересечении несоединимых, казалось бы, ни при каких условиях, феноменов – судьбы (фатальной предопределенности событий) и свободы выбора. «Судьба есть противоположность воли и решения» [24, с. 87], – пишет Дженет Уинтерсон в повести «Бремя» (Weight, 2005). И тем не менее, судьба и волевые решения, эту судьбу разрушающие – доминанты личных и творческих биографий С. Сургановой и Дж. Уинтерсон.

Дженет Уинтерсон родилась 27 августа 1959 года в Манчестере. Однако ни об обстоятельствах рождения писательницы, ни о том, кем были ее настоящие родители, до сих пор неизвестно. Грудного ребенка просто оставили на крыльце манчестерского сиротского приюта, а спустя некоторое время девочку удочерила супружеская чета Уинтерсон из небольшого фабричного городка Аккрингтон на севере Британии. Приемные родители Дженет (отец, Джон Уинтерсон – рабочий на фабрике; мать, Констанс Уинтерсон – домохозяйка) принадлежали к общине евангелистов-пятидесятников, и у них – а в особенности у миссис Уинтерсон – были свои планы в отношении приемной дочери. В статье Mother From Heaven Дженет Уинтерсон не без иронии пишет: «My mother was a re-incarnation of the Virgin Mary. An angel came to her and told her she would have a child, but as she wasn’t prepared to do this by any ordinary method, she took a trip to the orphanage and got me» [11]. Миссис Уинтерсон мечтала, чтобы ее дочь стала миссионеркой и несла Слово Божье необращенным. Поэтому воспитание маленькой Дженет было довольно специфическим и сводилось, в основном, к штудированию Священного Писания. В эссе «Искусство и жизнь» (Art & Life) писательница вспоминает: «My parents owned six books between them. Two of those were Bibles and the third was a concordance to the Old and New Testaments. The fourth was The House At Pooh Corner. The fifth, The Chatterbox Annual 1923 and the six, Malory’s Morte d’Arthur» [10, p. 153]. Именно последняя книга и «разбудила» в маленькой Дженет неутолимую жажду чтения. В 60-70-е годы в семьях из рабочего класса дети начинали работать рано, и Дженет стала подрабатывать с девяти лет – по субботам складывала одежду на вещевом рынке. Все заработанные деньги тратились на книги, но поскольку чтение светской литературы в доме Уинтерсон было под строжайшим запретом, то маленькая Дженет читала тайком при свете электрического фонарика в туалете во дворе дома. Держать купленные книги дома «в открытую» было невозможно, поэтому Дженет прятала их под матрасом своей кровати; однако вскоре мать заметила существенные изменения в габаритах постели своей приемной дочери – «тайник» был раскрыт, и все книги сожжены. Видимо, эта «расправа» и определила впоследствии особое, трепетное отношение писательницы к книгам – сегодня она обладает уникальной коллекцией первых изданий (преимущественно произведения модернистов первой половины ХХ века), а чтение считает актом сакральным, магическим.
Хотя изучение Библии не было любимым занятием Дженет, она делала очевидные успехи. Свою первую проповедь она написала и произнесла в возрасте восьми лет. Вскоре слава о маленькой проповеднице вышла далеко за границы Аккрингтонской общины – верующие специально приезжали сюда, чтобы послушать Дженет. Казалось бы, будущее девочки было предопределено.

Светлана Сурганова родилась 14 ноября 1968 года в Ленинграде. О ее настоящей матери известно лишь то, что она работала на заводе «Светлана», в честь которого, по-видимому, и была названа девочка. Сразу же после рождения родители отказались от своего ребенка и отдали его в сиротский приют, в котором Светлана провела три года. А затем ее удочерила Лия Давыдовна Сурганова, которая не была замужем и проживала с мамой, Зоей Михайловной. Так Светлана обрела сразу и маму, и бабушку, которые стали для нее настоящей семьей. Впоследствии во многочисленных интервью С. Сурганова будет отзываться об этих женщинах, воспитавших ее, с неизменной любовью и уважением. Музыкой Светлана стала заниматься с 6 лет, однако выбор будущей профессии сделала под влиянием своей бабушки – медика по образованию. Светлана окончила медицинское училище, а затем поступила в Педиатрическую медицинскую академию. Впрочем, музыка никогда не исчезала из ее жизни – группа «Камертон» была огранизована еще в школе, «Лига» – во время учебы в медучилище, а затем Светлана играла в группе Петра Малаховского «Нечто иное» [13]. Как и в случае с Дженет Уинтерсон, казалось, что в жизни Светланы Сургановой все предрешено – медицина станет ее профессией, а музыка так и останется увлечением. Однако судьбе не раз доведется удивиться способностям Дженет Уинтерсон и Светланы Сургановой круто менять ход предрешенных событий.

Представляется важным подчеркнуть факт удочерения и воспитания приемными родителями в обоих случаях. И С. Сурганова, и Дж. Уинтерсон в свое время пережили шок, когда узнали правду о своем происхождении. Дженет Уинтерсон очень ярко описала эти чувства в своем дебютном романе «Апельсины – не единственные фрукты» (Oranges are not the Only Fruit), сюжет которого во многом обязан первым 16-ти годам жизни писательницы. Светлана Сурганова вспоминает: «Когда мне было 25 лет, я неожиданно узнала, что на самом деле я не родная дочь, а приемная. Сейчас эти воспоминания стали безболезненными, а первая реакция была ужасной: ощущение, будто я узнала о смерти родного человека. Меня словно ошпарило кипятком, а потом сразу пронзило холодом, думала, что еще немножко – и я потеряю сознание, но это длилось всего минуту. Со временем я потихонечку отошла» [17]. Показательно, что обе не изъявляют желания найти своих настоящих родителей. «It would be a huge mistake. She made the choice she did. I’ve been in the public eye, and she knows what my name is. Some things are over before they start», – так ответила Дж. Уинтерсон на вопрос журналистки Либби Брукс о том, не хотелось ли бы ей отыскать свою родную мать [1]. Схожим образом отвечает на тот же вопрос Светлана Сурганова: «Нет, зачем? Думаю, что, если бы у меня был какой-то внутренний посыл, я бы давно уже это сделала. Но его нет. Наверное, я слишком ленива или, наоборот, слишком занята. Но моя мамуля – она и есть моя истинная мама. Они с бабушкой вырастили меня в тепле и в добре, и я по гроб жизни буду им благодарна. А по поводу возможных наследственных заболеваний, генетических аберраций и тому подобных вещей – не знаю. И, честно говоря, не хочу» [19].

Подробнее о творчестве и жизни Дженет Уинтерсон и Светланы Сургановой в теме:
http://www.surganova.su/forum/viewtopic.php?t=1162


  • 1

С сайта "Сурганова и оркестр"

Пользователь stefany_la сослался на вашу запись в «С сайта "Сурганова и оркестр"» в контексте: [...] Оригинал взят у в С сайта "Сурганова и оркестр" [...]

Светлана Сурганова: «Мать отказалась от меня при рождении»
http://usynovlen.livejournal.com/46808.html


  • 1